• Приглашаем посетить наш сайт
    Вяземский (vyazemskiy.lit-info.ru)
  • Западов А.В.: История русской журналистики XVIII–XIX веков
    Реакционная журналистика

    Реакционная журналистика 

    Для противодействия прогрессивным идеям, усиленно проникавшим на страницы русской периодики в начале XIX в., защитники самодержавия и крепостничества стараются создать заслон охранительной журналистики. Один за другим возникают реакционные журналы, принадлежащие частным лицам. Но поскольку это были или чисто литературные органы, к тому же издававшиеся нерегулярно, или сухие религиозно-мистические (масонские) издания, выходившие незначительным тиражом – сто и меньше экземпляров, они не могли оказать существенного влияния на развитие журналистики. Правительству и крепостникам нужен был более действенный и влиятельный общественно-политический орган, и таким для них сделался журнал «Русский вестник».

    Ежемесячный общественно-политический и литературный журнал «Русский вестник» выходил в Москве в 1808–1820 гг. (в 1824 г. было выпущено еще несколько номеров). Издавал его писатель С. Н. Глинка на средства московского военного губернатора графа Ф. В. Растопчина.

    Неудачная война 1806–1807 гг. с Францией закончилась тяжелым для России Тильзитским мирным договором. Включение страны в континентальную блокаду наносило огромный вред русской экономике. Опираясь на законное недовольство русских людей положением дел, Глинка своим журналом намеревался способствовать «возбуждению народного духа». Но патриотизм Глинки был патриотизмом казенным, или «квасным», как назовет его впоследствии П. А. Вяземский, а защищаемая Глинкой народность – народностью официальной, правительственной.

    В «Русском вестнике» Глинка постоянно восхвалял «истинного патриота» Растопчина, восторгался его шовинистическими брошюрами-памфлетами, написанными с подделкой под «народную» речь, в которых граф высмеивал Наполеона, французов и почти площадной бранью поносил буржуазную революцию.

    Через все материалы «Русского вестника» красной нитью проходит борьба с западным влиянием, с проникновением из Европы «вредных умствований». Вольнодумному Западу противопоставляется патриархальная русская старина, когда не помышляли о «продерзком» вольномыслии. Глинка не жалеет сил и средств для восхваления самодержавно-крепостнических порядков в прошлом и настоящем России. 

    Рисуя «идеальных» носителей русского национального характера, издатель и сотрудники «Русского вестника» постоянно твердили, что простому русскому человеку будто бы искони свойственны смирение, покорность, всепрощение, религиозность, беззаветная любовь к царю-батюшке и отцам-помещикам.

    «Русский вестник» одобрялся и поддерживался в правительственных кругах, особенно Аракчеевым. У журнала была и своя читательская аудитория – малокультурная чиновно-помещичья провинция. Начав выходить тиражом в 600 экземпляров, «Русский вестник» с каждым годом терял подписчиков (в 1812 г. их было менее двухсот). Своим политическим направлением и составом читателей «Русский вестник» подготовлял появление реакционной журналистики 1820–1830-х годов – газеты «Северная пчела» и журнала «Библиотека для чтения».

    Ближайшим союзником «Русского вестника» в формировании охранительной прессы был журнал-сборник «Чтение в Беседе любителей русского слова», который выходил в Петербурге в 1811 – 1816 гг. под руководством А. С. Шишкова, решительного врага всех либеральных преобразований внутри страны. В 1811 г. Шишков создал реакционную научно-литературную и политическую организацию «Беседа любителей русского слова», которую А. С. Пушкин иронически именовал «Беседой губителей российского слова»; в «Беседу» входили не только ученые и литераторы, но и государственные деятели, высшие сановники, духовные лица. Воздействие на общество в духе охранительных идей было главной задачей «Беседы» и выпускаемого ею «Чтения». Там печатались верноподданнические стихи и нравоучительные рассуждения, статьи по истории и теории поэзии, статьи о языке в духе «Рассуждения о старом и новом слоге российского языка» Шишкова. Все материалы «Чтения» отличались тяжеловесным языком и архаическим стилем.

    «Чтение» выходило нерегулярно, по нескольку частей в год, вышло всего 19 книжек. Издание печаталось тиражом около 100 экземпляров и распространялось главным образом среди членов «Беседы».

    © 2000- NIV