• Приглашаем посетить наш сайт
    Островский (ostrovskiy.lit-info.ru)
  • Западов А.В.: История русской журналистики XVIII–XIX веков
    Славянофильские издания

    Славянофильские издания 

    «Москвитянин» оказался более близок славянофилам, чем любой другой журнал сороковых годов, но своим журналом они его не считали.

    Славянофилам, находившимся в оппозиции к правительству Николая I, претило угодничество «Москвитянина» перед властью и его крепостничество. Восторженные статьи Давыдова, Шевырева, Погодина о Поречье и о губернаторских праздниках вызывали у славянофилов недовольство. Однако многие славянофилы помещали свои статьи на страницах «Москвитянина» и вместе с Погодиным и Шевыревым выступали против «Отечественных записок», некрасовского «Современника» и натуральной школы.

    Крайне узкий круг последователей славянофильства, недоверчивое отношение к ним со стороны правительства, неприспособленность славянофилов к спешной и постоянной литературной работе – все это мешало им организовать журнал.

    В середине 1840-х годов потребность в своем периодическом издании стала для славянофилов неотложной. К этому времени дошла до высокого напряжения борьба славянофилов с Белинским и Герценом и несколько расширился самый круг славянофилов, в котором наряду с представителями старшего поколения (Хомяковым и Киреевскими) все активнее начинают проявлять себя молодые литераторы: К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин, Д. А. Валуев, А. Н. Попов и др. К тому же славянофилам стало известно, что Герцен и Грановский, не довольствуясь постоянным участием в «Отечественных записках», предполагают издавать новый журнал в Москве.

    Естественно, что славянофилы охотно согласились на предложение Погодина передать им редактирование «Москвитянина». С января 1845 г. погодинский журнал стал редактироваться славянофилом И. В. Киреевским, который не получил на это официального разрешения и не имел, таким образом, права открыто объявить о себе как о новом редакторе журнала. Погодин оставался издателем «Москвитянина» и сохранял в своем ведении исторический отдел.

    Переход «Москвитянина» в руки Киреевского хотя и не сопровождался радикальными переменами в составе сотрудников журнала и содержании отделов, все же несколько изменил его, придав ему славянофильский оттенок. Однако Киреевский смог выпустить под своей редакцией лишь три книжки. Разногласия, возникшие между славянофилами и Погодиным, и невозможность для них стать хозяевами «Москвитянина» заставили Киреевского отказаться от редакторства и снова передать журнал Погодину.

    После того как неоднократные попытки организовать в 1840-е годы издание журнала оказались безрезультатными, кружок московских славянофилов решил ограничиться выпуском сборников. В те годы сборники были распространены и часто заменяли собою журналы. У славянофилов был уже некоторый опыт. В первой половине 1840-х годов Д. А. Валуев при участии Хомякова и других выпустил «Симбирский сборник» и «Сборник исторических и статистических сведений о России». 

    На решение славянофилов выступить с научно-литературными сборниками, несомненно, повлиял выход в Петербурге сборников, изданных Н. А. Некрасовым: «Физиология Петербурга» (1845) и «Петербургский сборник» (начало 1846 г.). Славянофилы считали, что необходимо дать ответ на эти программные выступления натуральной школы.

    В конце 1846 г. появился «Московский литературный и ученый сборник на 1846 год», а годом позднее под таким же названием – сборник на 1847 г. Издание этих книг принял на себя симбирский помещик В. А. Панов.

    Выпуская «Сборники», славянофилы ожидали, что они вызовут большой шум в обществе, но их надеждам не суждено было сбыться. «Вышел тот же мертвый нумер «Москвитянина», только немного толще», – писал Гоголь Языкову о «Московском сборнике» 1846 г.

    После выпуска «Московского сборника» 1847 г. славянофилы вынуждены были надолго отказаться от всяких издательских планов. Революция 1848 г. напугала их, а эпоха «мрачного семилетия» и «цензурного террора» ощутимо дала понять несвоевременность подобных предприятий. Аресты Ю. Ф. Самарина и И. С. Аксакова, официальное запрещение славянофилам носить бороду и национальную одежду, снятие со сцены пьесы К. С. Аксакова «Освобождение Москвы в 1612 году» и другие правительственные репрессии, заставили славянофилов умолкнуть.

    Только в 1852 г. славянофилы смогли продолжить издание «Московского сборника». К этому времени их кружок усилился, его активными участниками стали богатый помещик и литератор А. И. Кошелев и И. С. Аксаков. Кошелев взял на себя издание «Московского сборника», а И. С. Аксаков – его редактирование. Предполагалось за 1852 г. выпустить несколько сборников, превратив их тем самым в издание журнального типа.

    В апреле 1852 г. вышел новый том «Московского сборника». Однако пропущенная московской цензурой книга навлекла на себя недовольство «бутурлинского комитета», Дубельта и министра просвещения Ширинского-Шихматова.

    Вторая книга «Московского сборника», подготовленная к октябрю 1852 г., подверглась продолжительному и тщательному просмотру не только в Москве, но и в Петербурге. Почти все статьи вызвали острое недовольство цензуры и правительства. Книга была запрещена, И. С. Аксаков лишен права редактировать какие-либо издания, а главные участники «Московского сборника»: братья Аксаковы, Хомяков, И. В. Киреевский, В. А. Черкасский – отданы под полицейский надзор.

    «Московским сборником» 1852 г. заканчивается первый период в истории славянофильских изданий. Следующий относится ко второй половине 1850-х годов, когда славянофилы издавали журнал «Русская беседа» и газеты «Молва» и «Парус».

    © 2000- NIV