• Приглашаем посетить наш сайт
    Ахматова (ahmatova.niv.ru)
  • Западов А.В.: История русской журналистики XVIII–XIX веков
    "Ведомости"

    «Ведомости»

    Крупнейшие преобразования, происшедшие в России в начале XVIII столетия и связанные с деятельностью Петра I, были подготовлены всем ходом развития нашей страны.

    С первых лет своего царствования Петр стремится обеспечить России свободные выходы к морям, чего настоятельно требовали государственные интересы. Он ведет войну с Турцией за Черное море, вскоре намечает новые цели русской внешней политики и готовит армию к боям на побережье Балтики. В 1700 г. с Турцией был заключен мир, и войска двинулись в поход против шведов. Началась Северная война, тянувшаяся более двух десятилетий. Она закончилась утверждением России на берегах Балтийского моря. Военное могущество Швеции было разрушено, эта держава перешла на второстепенное положение, а Россия стала одним из сильнейших государств мира.

    Оборотной стороной успехов были тяготы, которые ложились на крепостное крестьянство. Петр I заботливо охранял интересы дворянства и купечества, но жестоко эксплуатировал крестьян. Народ нес тяжелое бремя помещичьего гнета, поставлял рекрутов в армию, рабочих на заводы и строительство, голодал. В 1707–1708 гг. на огромной территории Дона и Поволжья разгорелось восстание, поднятое атаманом Кондратием Булавиным. Оно приобрело широкий размах, распространилось на многие уезды центральной России и тем не менее окончилось беспощадным разгромом. Петровские реформы имели врагов и в среде правящих классов. Петр властной рукой разрушал устоявшийся быт, насаждал новые обычаи и порядки, что вызывало недовольство бояр и попытки отпора с их стороны.

    В. И. Ленин, говоря о «европеизации» России, указал, что «Петр ускорял перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства» [1].

    Стремясь как можно скорее ввести Россию в круг западноевропейских государств, преодолеть отсталость боярско-феодального уклада русской жизни, Петр поспешно и без разбору заимствовал иностранные образцы, заставлял русских людей принимать их и во множестве вербовал на службу иностранцев. Вместе с хорошим через распахнутое царем «окно в Европу» проникало и ненужное, вредное, что требовало уважения к себе только по одной причине своего заграничного происхождения. Низкопоклонство перед Западом в годы петровского царствования начинает пускать корни в дворянском, а затем и в буржуазном обществе.

    Однако, понимая, что на иноземцев и на их готовность помочь своими знаниями положиться нельзя, Петр быстрыми мерами создавал кадры отечественных специалистов. Заграничные командировки составляли при этом только часть просветительской программы Петра. Гораздо важнее было поставить дело светского образования в России. В Москве открылась навигационная школа, переведенная позднее в Петербург (Морская академия), затем начались занятия в инженерной и артиллерийской школах, выпускавших офицеров для армии и флота. В хирургической школе проходили подготовку будущие врачи. Арифметику и геометрию изучали в цифирных школах, куда принимались и недворяне – дети солдат, приказных, посадских людей и церковников. Руководить просвещением страны должна была Академия наук, в задачи которой входило ведение исследовательской работы и обучение студентов. Петр пригласил на службу лучших зарубежных ученых, в том числе Лейбница, Вольфа и др.

    Печатный станок был занят выпуском наставлений и руководств по кораблестроению, навигации, артиллерии, фортификации, архитектуре, переведенных с иностранных языков. Не ограничиваясь чисто практическими целями, Петр уделял внимание и научным книгам, приказывая переводить политические рассуждения, трактаты по юриспруденции, сочинения по истории, географии, мифологии и т. д.

    Светский характер книг потребовал реформы алфавита. Взамен издревле существовавшей в России церковно-славянской азбуки в 1708 г. был составлен и введен новый «гражданский» шрифт. Этим шрифтом с некоторыми видоизменениями мы пользуемся и доныне. Петр I внимательно следил за тем, как издаются русские книги. Он требовал простоты изложения и ясности мысли за счет отказа от буквальной точности передачи оригинала, с тем чтобы, «выразумев» текст, «на свой язык уж так писать, как внятнее». Переводчики должны были пользоваться «не высокими словами словенскими, а простым русским языком».

    При Петре I стала выходить печатная газета «Ведомости», официальный правительственный орган.

    За границей первые печатные газеты появляются в XVI–XVII вв. Древнейшая из дошедших до нас газет «Relatio» выходила в Страсбурге в 1609 г. еженедельно. Само слово «газета» – итальянское. «Gazzetta» называлась мелкая монета, составлявшая цену письменного сообщения о какой-либо торговой новости. В Венеции городе, являвшемся в XVI в. одним из центров мировой торговли собирались известия со всех сторон света. Предприимчивые писцы размножали от руки эти сообщения и продавали их деловым людям требуя за каждый экземпляр «gazzetta». Постепенно наименование Цены перешло и на рукописное сообщение, так что, когда возникли печатные органы прессы, их сразу назвали газетами.

    До появления петровских «Ведомостей» Московское государство газет не знало. При царском дворе существовал обычай переводить и переписывать новости из заграничных газет. Сохранились рукописные известия с 1621 г. и позже. В них говорилось о сражениях, взятии городов, о приемах послов, о государственных договорах, о прибытии кораблей с товарами, появлениях комет и т. д. Источником этих сведений служили немецкие, голландские, польские, шведские газеты. Они поступали в Посольский приказ, где дьяки и подьячие выбирали известия, занося их в русском переводе на узкие длинные листы бумаги – «столбцы». Так составлялись «Вестовые письма», или «Куранты», от французского слова «courant» – текущий.

    Рукописная газета в России готовилась для царя Михаила Федоровича, а затем Алексея Михайловича и была окружена строгой дипломатической тайной. Газета читалась царям вслух, на некоторых рукописях есть отметки об этом, иногда с добавлением, что новости слушали и ближние бояре.

    Эти «Куранты», или «Вестовые письма», после учреждения регулярной почты в 1668 г. составлялись два, три и четыре раза в месяц, большей частью в одном экземпляре, реже в двух-трех, предназначенных, кроме царя, для наиболее видных бояр, и после прочтения возвращались в Посольский приказ или в приказ Тайных дел.

    Петр I лично знакомился с иностранными газетами и не нуждался в том, чтобы подьячие собирали для него заграничные известия. Ему нужна была собственная печатная газета, способная держать определенные круги читателей в курсе правительственной политики, оповещать о военных действиях, новостях русской и заграничной жизни. Петр I желал с помощью печатного слова пропагандировать свои военные и хозяйственные начинания, придавать им популярность.

    С этой целью 15 декабря 1702 г. он подписал указ о печатании «Ведомостей» для «извещения оными о заграничных и внутренних происшествиях» всех русских людей: газета должна была «продаваться в мир по надлежащей цене», поступать в открытую продажу. Государственные учреждения – приказы – обязывались присылать сообщения о своей деятельности в Монастырский приказ, начальнику которого И. А. Мусину-Пушкину было повелено все собранные сведения без промедления отправлять на Печатный двор. 16 декабря этот указ был напечатан, а уже 17 декабря появился в свет первый номер новой газеты «Ведомости» и его следует считать первенцем русской периодики.

    Этот номер в печатном виде не сохранился, видимо, потому, что носил пробный характер и был оттиснут в небольшом числе экземпляров, он известен по рукописным копиям. Через десять дней, 27 декабря, вышел следующий номер газеты, имевший особое название «Юрнал или поденная роспись, что в мимошедшую осаду под крепостью Нотебурхом чинилось сентября с 26 числа в 1702 году». Текст его содержал описание осады Нотебурга.

    Очередной номер газеты, изданный 2 января 1703 г., дошел до нас в печатном виде, как и все дальнейшие номера петровских «Ведомостей».

    Первое сообщение в нем гласило: «На Москве вновь ныне пушек медных гоубиц и мартиров вылито 400. Те пушки ядром по 24, по 18 и по 12 фунтов... А меди ныне на Пушечном дворе, которая приготовлена к новому литью, больше 40000 пуд лежит».

    Начальные строки газеты, таким образом, обнародовали сведения, составляющие военную тайну – в них названо количество изготовленных артиллерийских орудий и указаны запасы металла, предназначенного для литья. Несомненно, что Петр I, принимавший ближайшее участие в составлении номера, сознавал секретность этих сведений и тем не менее решился их разгласить. Поступил он так по соображениям политическим, взявшим здесь верх над всеми другими.

    В неудачном бою под Нарвой русская армия потеряла свою артиллерию. Тяжелы оказались и моральные последствия поражения. Необходимо было вдохнуть бодрость в приунывших офицеров и солдат, уверить их в растущей мощи русского оружия, в том, что армия скоро вновь получит артиллерию. На Пушечный двор свозились церковные колокола. Эта крайняя мера, затронувшая чувства религиозных людей, нуждалась в публичном оправдании, и оно появилось в газете – колокольная медь пошла на пушки и славно послужит отечеству в боях со шведами. Наконец, ничего плохого не будет в том, если за границей узнают, как быстро Россия восстанавливает свое вооружение и пополняет утраты. Это повысит международный авторитет страны и заставит шведскую армию поостеречься.

    В номере «Ведомостей» за 2 января далее сообщались такие известия:

    «Повелением его величества школы умножаются, и 45 человек слушают философию и уже диалектику окончили.

    В математической штюрманской школе больше 300 человек учатся и добре науку приемлют.

    На Москве ноября с 24 числа по 24 декабря родилось мужеска и женска полу 386 человек.

    Из Персиды пишут: Индийский царь послал в дарах великому государю нашему слона и иных вещей немало.

    Из града Шемахи отпущен он в Астрахань сухим путем.

    Из Казани пишут: На реке Соку нашли много нефти и медной руды, из той руды медь выплавили изрядну, от чего чают немалую быть прибыль московскому государству».

    Эти лаконичные и разнообразные сообщения первого номера русской газеты полны глубокого смысла, и подбор их великолепен. Развивается русское просвещение, новые школы полны, и молодые люди «добре науку приемлют». Растет город Москва, население увеличивается. Богаты недра нашей земли – нефть и медную руду нашли под Казанью, «медь выплавили изрядну», больше, пожалуй, не понадобится переливать на пушки колокола. А из града Шемахи шагает в Астрахань слон – подарок индийского царя. Значит, сильна Россия, уважают ее иностранные владетели.

    Главной темой петровских «Ведомостей» становится тема Северной войны. В каждом номере газеты печатаются заметки о боевых эпизодах, причем с течением времени они принимают все более развернутый характер, приобретают связность и выразительность изложения.

    Описание Полтавской битвы, напечатанное в № 11 «Ведомостей» за 1709 г., принадлежит Петру I. Строки набросаны наскоро в день победы над шведами – 27 июня, и Петр прежде всего торопится отметить храбрость солдат, позволившую разгромить опасного врага «малою войск наших кровью».

    «Сего дня, – пишет Петр, – на самом утре жаркий неприятель нашу конницу со всею армиею конною и пешею атаковал, которая хотя зело по достоинству держалась, однако ж принуждена была уступить, токмо с великим убытком неприятелю». Шведские полки попытались развивать наступление, «против которого наши встречу пошли и тако оного встретили, что тотчас с поля сбили и пушек множество взяли». В плен попали первый министр граф Пипер, генералы Рейншильд, Шлиппенбах и несколько тысяч офицеров и рядовых, «о чем подробно вскоре писать будем (а ныне за скоростью невозможно). И единым словом сказать, вся неприятельская армия фаетонов конец восприяла (а о короле еще не можем ведать, с нами ли или со отцы наши обретается)».

    Характерно в этом отрывке некоторое освежение официального текста – упоминание о мифологическом Фаэтоне, сыне бога Гелиоса, который не справился с солнечной колесницей и был поражен молнией Зевса, и шутливо-иносказательная фраза о неизвестности относительно судьбы шведского короля – «с нами ли или со отцы наши обретается», т. е. жив ли он или умер.

    Материалом для военных известий, печатавшихся в «Ведомостях», служили письма и донесения Петру I от его генералов, официальные извещения о результатах боевых действий и победах русской армии. Заграничная жизнь нередко освещалась по донесениям послов, например Шафирова, представлявшего интересы России в Турции, Бестужева – в Пруссии, В. Л. Долгорукого – в Дании и т. д. Из присылаемых ими служебных бумаг выбирались наиболее любопытные известия, которые затем излагались в виде связной заметки. Но основным источником зарубежной информации служили газеты преимущественно немецкие, такие, как «Hamburger Relation Courier» и «Nordischer Mercurius». Их получал в России Посольский приказ через две-три недели после выхода и внимательно просматривали сам царь или кабинет-секретарь Макаров. То, что было отмечено ими как интересное для «Ведомостей», немедленно переводилось на русский язык и отсылалось в набор.

    Петр принимал непосредственное участие в выпуске «Ведомостей», когда ему позволяли это делать обстоятельства. Он отбирал материалы к очередным номерам, снабжал газету поступавшими к нему документами, передавал для печати свои письма и редактировал порой целые номера. Некоторые из сохранившихся корректурных оттисков «Ведомостей» выправлены рукой Петра I и свидетельствуют, что он очень заботился о ясности текста. По его указанию редакция «Ведомостей» вслед за иностранным термином, вводившимся в употребление, часто помещала его русский перевод: «... хотя неприятель подкопом наших некую часть и подорвал, однако ж солдатов тем устрашить не мог, потом в другую, старую крепость неприятель вбежал и бил шамад (сдачу), дабы окорд (договор) или хотя бы пардон (милость) получить» (1704, 22 августа, № 22).

    Первым редактором «Ведомостей» был директор Печатного двора в Москве Федор Поликарпов, литературно образованный человек, писавший стихи. Он готовил материалы газеты, обрабатывал переводы из иностранной печати, которые поставляли чиновники Посольского приказа, добывал известия из других ведомств и канцелярий, следил за расположением заметок в номере и вел корректуру. Когда «Ведомости» были переведены в Петербург, ими стал заниматься директор столичной типографии Михаил Абрамов. В 1719 г. Коллегия иностранных дел, которая после гражданских реформ Петра I пришла на смену Посольскому приказу, назначила ответственным за «Ведомости» переводчика Бориса Волкова. Видимо, он привлек к сотрудничеству переводчика Якова Синявича, прикомандированного к газете Коллегией иностранных дел в 1720 г. На попечении Синявича находилась хроника придворной жизни и деятельность коллегий, и его можно, пожалуй, считать первым русским репортером.

    Газетные жанры только зарождались в массе информационных заметок «Ведомостей», однако их будущие контуры удается кое-где уловить. В газете, например, было помещено подробное описание празднования дня Петра и Павла в Петербурге (1719, 1 июля, № 2), изложенное на 22 страницах. Первую половину этого отчета занимает пересказ проповеди митрополита Стефана Яворского, восхвалявшего Петра I как полководца, создателя флота и государственного деятеля. Этот газетный материал представляет собой один из ранних образцов публицистики в русской печати. Вторая половина содержит рассказ о самом празднике, и в нем можно заметить возникновение будущих жанров репортажа, газетного отчета, составленного очевидцем. Автор описывает «гульбу в вертограде царском, иде же все чувства насладилися». Он подробно перечисляет, чем были поражены участники гулянья: «Зрение, видящи неизреченную красоту различных древес, в линию и перспективу расположенных и фонтанами украшенных, тут же и речная устремления, веселящая и град и огород царский. Благоухание от благовонных цветов имуще свою сладость. Слышание от мусикийских и трубных и пушечных гласов... Последи же по западе солнца были преизрядные фейерверки, и огня, в гору летущего и по водам плавающего было изобильно».

    Петровские «Ведомости» не имели еще постоянного наименования. Отдельные номера получали разные заглавия: «Ведомости Московского государства», «Ведомости Московские», «Российские ведомости», иногда заглавием становилось определение официального Документа, напечатанного в газете: «Подлинное доношение», «Релядия». Комплект «Ведомостей» за 1704 г. был украшен особым титулом, наиболее полно обозначившим содержание и характер газеты: «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во иных окрестных странах. Начаты в лето от Христа 1704 от генваря, а окончены декабрем сего же года».

    Тираж газеты испытывал большие колебания – от нескольких десятков до нескольких тысяч экземпляров. Данные, например, за 1708 г. показывают, что отдельные номера «Ведомостей» печатались в количестве 150, 200, 400, 700 и даже 1000 экземпляров, а в 1724 г. тираж снизился до 30 экземпляров. Известие о Полтавской битве было отпечатано в количестве 2500 экземпляров и разошлось целиком, но ряд номеров не находил распространения и оставался на Печатном дворе.

    Стоила газета также неодинаково – от одной до четырех денег. Деньгой называлось полкопейки, и цена эта для своего времени была немаленькой; деньги вообще были дороги: три деньги за свой труд получал в день наборщик «Ведомостей».

    В первые годы издания «Ведомости» набирались церковным шрифтом. После введения гражданского алфавита он с опозданием на два года появляется в газете, но только с 1715 г. окончательно вытесняет старый.

    До 1715г. «Ведомости» печатались в Москве на Печатном дворе. С 11 мая того же года газета начинает выходить также и в Петербурге, большею частью повторяя московские издания, но иногда помещая и совсем другие материалы. Лишь к 1719 г. «Ведомости» окончательно переходят в новую столицу, и в Москве печатаются лишь отдельные номера газеты.

    Периодичность «Ведомостей» была различной. В 1703 и 1704 гг. вышло по 39 номеров, в 1705 – 46 (это наибольшая цифра). С годами сроки выхода все более растягиваются: известно, например, лишь три номера за 1717 г. и один за 1718 г. Номер состоял из разного числа страниц – от 2 до 22, чем определялась и его цена. Формат был установлен в восьмую долю листа (примерно в половинную ширину школьной тетради), но отдельные номера печатались и в формате листа. С № 3 за 1711 г. первая полоса (страница) газеты получает гравюру, на которой изображены вид Петербурга с Невой и Петропавловской крепостью и летящий Меркурий с трубой и жезлом – кадуцеем.

    Понадобилось много лет – добрые четверть века, – чтобы первая русская газета приобрела тип устойчивого, регулярного издания, какими стали с 1728 г. «Санкт-Петербургские ведомости».

    Примечания

    [1] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5, т. 36, с. 301.

    © 2000- NIV