• Приглашаем посетить наш сайт
    Кузмин (kuzmin.lit-info.ru)
  • Западов А.В.: История русской журналистики XVIII–XIX веков
    Введение

    Введение

    История русской журналистики как предмет научного исследования и учебная дисциплина изучает русскую периодическую печать со времени ее возникновения в начале XVIII столетия до половины девяностых годов XIX в. и в своей основе имеет периодизацию, установленную В. И. Лениным.

    «История рабочей печати в России, – писал В. И. Ленин, – неразрывно связана с историей демократического и социалистического движения. Поэтому, только зная главные этапы освободительного движения, можно действительно добиться понимания того, почему подготовка и возникновение рабочей печати шли таким, а не другим каким-либо путем.

    Освободительное движение в России прошло три главных этапа, соответственно трем главным классам русского общества, налагавшим свою печать на движение: 1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский, или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по настоящее время» [1].

    В курсе истории русской журналистики рассматриваются закономерности и факты развития периодической печати в дворянский и разночинский, или буржуазно-демократический, этапы освободительного движения в России. Начальное разделы курса посвящены темам возникновения русской прессы и развития ее в XVIII – начале XIX в., т. е. на протяжении стодвадцатилетнего пути, пройденного журналистикой в России до наступления дворянского этапа освободительного движения.

    Пресса пролетарского периода начиная с 1895 г., согласно принятому в советской науке делению, изучается в курсе истории партийно-советской печати и в вузовском преподавании представляет собой самостоятельную дисциплину.

    Вызванная к жизни по инициативе правительства, с целью организовать общественное мнение в желательном ему духе, русская периодическая печать в начале второй половины XVIII в. перестает быть монополией власти. Появляются журналы, выпускаемые отдельными писателями, дружескими объединениями; на страницы печати начинают проникать взгляды, оппозиционные правительственной политике. Разумеется, цензурные условия держали журналистов в строгих рамках феодально-крепостнической идеологии, по-настоящему свободное слово впервые стало звучать только в бесцензурном «Колоколе» Герцена, выходившем в Лондоне; но и находясь под неусыпным контролем монархии, деятели русской прогрессивной журналистики умели развивать перед своими читателями одухотворявшие их идеи, пусть в несколько приглушенном виде.

    В России, где формы самодержавного произвола отличались особой грубостью и жестокостью, где полицейскими мерами пресекались любые попытки гражданского объединения, именно журналистике и литературе, в силу исторически сложившихся условий развития, было суждено стать трибунами общественного мнения. В русских журналах и книгах раздавались голоса протеста против деспотического гнета самодержавия, в защиту народных масс и их интересов. Все прогрессивные политические деятели и писатели России XVIII – XIX вв. – Ломоносов, Фонвизин, Новиков, Радищев, Крылов, Пушкин, Белинский, Герцен, Чернышевский, Добролюбов, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Глеб Успенский, Горький – активно участвовали в русской прессе.

    Новый этап развития печати, связанный с пролетарским периодом общественного движения в России, освещен великим именем В. И. Ленина. Ленин был организатором большевистской печати, первым редактором ряда руководящих партийных изданий, боевым публицистом. Вся история рабочей печати в России связана с именами Ленина и его соратников, руководивших борьбой масс за социалистическое общество.

    Изучение истории русской журналистики может плодотворно вестись и ведется советской наукой с единственно правильных и методологически обоснованных позиций учения о двух культурах, выдвинутого Лениным.

    «В каждой национальной культуре, – говорит Ленин, – есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) – притом не в виде только «элементов», а в виде господствующей культуры. Поэтому «национальная культура» вообще есть культура помещиков, попов, буржуазии» [2].

    Становление и развитие русской демократической и рабочей печати проходило в непрерывной острой борьбе с реакционной прессой, с монархическими, дворянско-буржуазными изданиями, которых всегда немало было в царской России. В полемике с «Северной пчелой», «Москвитянином», «Московскими ведомостями» Каткова и многими им подобными защитниками православия и монархии выковывалось идейное оружие революционно-демократических публицистов, укреплялось их литературное мастерство, возрастали влияние и популярность среди читателей. Передовая печать руководила общественным мнением, что не могли не отмечать и охранители царского строя. Например, члены особой комиссии для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, учрежденной в 1869 г., написали в одном из документов: «Пресса у нас имеет более чем где-либо влияние на мнение известной среды людей, которые черпают мысли и убеждения из журналов и даже рассуждают на основании последней статьи, прочитанной ими в журнале. Настроение разных кружков общества, то или другое направление молодежи находится в несомненной связи с теми или другими органами современной печати» [3].

    Русская журналистика за долгие годы своего существования вместила на своих столбцах и страницах огромное идейное богатство, в ней отражается история классовой борьбы в ее литературно-публицистическом освещении. Изучение истории журналистики имеет большой смысл при подготовке специалиста любого гуманитарного профиля – журналиста, литературоведа, историка, экономиста, юриста, философа.

    Тем не менее старая, дореволюционная русская наука не оставила проторенных путей в этой области, за исключением классических работ Н. Г. Чернышевского («Очерки гоголевского периода русской литературы») и Н. А. Добролюбова («Собеседник любителей российского слова», «Русская сатира в век Екатерины»); история журналистики как предмет специального изучения не выделялась особо и получила лишь частичное освещение в работах, написанных на смежные темы.

    В числе вопросов, которые занимали авторов, писавших о печати до 1917 г., на одно из первых мест надо поставить цензурные преследования русской печати. Обстоятельному разбору эти вопросы подверглись в книге Ал. Котовича «Духовная цензура в России. 1799—1855 гг.» (Спб., 1909); они были поставлены также в работе Вл. Розенберга и В. Якушкина «Русская печать и цензура в прошлом и настоящем» (М., 1905). Предание гласности фактов цензурных репрессий царского правительства было одним из способов борьбы за свободу печати. В этой связи следует упомянуть книгу А. М. Скабичевского «Очерки по истории русской цензуры» (Спб., 1892), в которой по печатным источникам, без привлечения архивов, были собраны сведения о цензурных мытарствах русской прессы. Перечисление чиновничьих придирок к журналам и газетам, собрание анекдотов о тупых, невежественных цензорах были изложены автором бойко и занимательно, но зачастую неточно. Отвечая в печати на справедливые указания по поводу множества ошибок его «Очерков», Скабичевский писал: «Я вовсе не человек науки... Я просто-напросто скромный труженик-журналист, принужденный работать без оглядки ради насущного хлеба» («Новости», 1903, 25 марта, № 83).

    Архивные материалы по истории русской печати впервые получили систематическое изложение в работах М. К. Лемке («Очерки по истории русской цензуры и журналистики», Спб., 1904; «Эпоха Цензурных реформ», Спб., 1904; «Николаевские жандармы и литература 1826–1855 годов», Спб., 1909). Автору удалось получить доступ к архиву бывшего Третьего отделения собственной императорской канцелярии и к делам цензуры в царствование Николая I и почерпнуть там обильнейшие материалы. Книги М. К. Лемке, несмотря на частные ошибки автора, ввели в научный оборот огромное количество документально подтвержденных фактов, раскрыли содержание ряда существенных эпизодов истории русской журналистики. Однако М. К. Лемке ограничил свою роль исследователя только собиранием материалов и не приступал к их обобщению. Описательный характер его книг очевиден, но автору нельзя отказать в умении воссоздать живые, хоть и неполные, характеристики многих журналистов XIX в. – Полевого, Булгарина, Надеждина, Некрасова и др.

    Вопросы истории русской журналистики занимали известное место в работах, посвященных смежным областям общественных наук. Так, они были затронуты в труде И. И. Иванова.«История русской критики» (т. 1–4, Спб., 1898—1900), поскольку литературная деятельность русских критиков была тесно связана с периодическими изданиями. Но, естественно, автора интересовали прежде всего литературно-критические позиции различных журналов, а не их деятельность как органов прессы. Краткие «очерки истории русской журналистики» содержатся в многотомном издании «История русской литературы XIX века», выходившем под редакцией Д. Н. Овсянико-Куликовского (Спб., 1908—1910). Очерк о журналистике первой половины XIX в. принадлежит перу И. И. Замотина, о журналистике второй половины столетия – В. Е. Чешихину-Ветринскому. Полагаясь на то, что литературная деятельность писателей и критиков, связанных с журналистикой, была рассмотрена в посвященных им главах, авторы этих обзоров ограничились лишь краткими сведениями о выходивших в то или иное время журналах и наметили контуры полемики между ними. Небольшой объем очерков определил беглость и конспективность их изложения и чисто вспомогательную роль при изучении истории русской печати.

    История русской журналистики как наука сложилась только в советское время и трудами советских ученых превратилась в одну из важных общественно-исторических дисциплин, стала предметом изучения в университетах и партийных школах Советского Союза. За это время появились и продолжают выходить монографии, посвященные отдельным периодам истории русской печати, важнейшим изданиям, их руководителям и авторам, постоянно публикуются статьи и сообщения на эти темы, готовятся кадры исследователей.

    В работах советских ученых постепенно устанавливаются границы объекта исследования, ибо область истории журналистики при желании можно понимать очень широко. Известно, что большинство наиболее важных произведений художественной литературы и публицистики печаталось в журналах и газетах и лишь затем выходило отдельным изданием. С этой точки зрения история журналистики включает в свой состав историю литературы, критики, философии, эстетики, политической экономии, юриспруденции и т. д. Но при таком рассмотрении она теряет свои отличительные свойства, стираются границы, отделяющие историю журналистики от смежных дисциплин, и она перестает быть самостоятельной наукой.

    Вместе с тем изучение истории журналистики может плодотворно вестись только на базе характеристики социального, философского, литературного движения каждой эпохи, в теснейшей связи с историей общественной мысли, критики, публицистики, эстетики и литературы. Опыт свидетельствует, что авторы не всегда еще умеют это делать, но в то же время подтверждает целесообразность именно такого пути. Например, развитие литературно-эстетических взглядов Белинского рассматривается историками русской литературы, развитие его социально-политических и философских воззрений – историками русской философии и т. д. Изучение же журнальной деятельности Белинского как публициста и редактора периодических изданий должно вестись историками русской журналистики, обязанными учитывать в своих разысканиях то, что сделано в области освоения творческого наследия Белинского представителями всех смежных наук.

    В область истории русской журналистики как предмета изучения и преподавания, таким образом, входят прежде всего следующие проблемы:

    – Вопросы развития периодической печати в России.

    – Изучение общественно-политического направления журналов и газет как выразителей идеологии и практики определенных общественных групп, их взаимоотношений и полемики между ними.

    – Развитие журналов и газет как специальных видов печатной продукции.

    – Организация и состав изданий.

    – Изучение и оценка деятельности виднейших редакторов, издателей и сотрудников периодической печати, анализ их литературно-публицистического мастерства.

    – Распространение печати и учет реакции читательских масс на выступления журналов и газет.

    – Изучение деятельности цензуры и иных видов воздействия правительства и его органов на печать.

    Некоторые из этих элементов изучения органов печати имеют описательный характер, представляя, однако, существенный интерес для характеристики издания (например, сведения о его организации и распространении), другие же требуют от исследователя большой и разнообразной эрудиции, отличной ориентировки в общественно-литературной борьбе данной эпохи, умения вести анализ литературно-публицистических произведений, оставаясь в рамках своего предмета и не выходя в сферу чисто филологических наблюдений.

    Но так или иначе лишь выполнение намеченных выше или близких к ним по характеру задач может помочь исследователю представить орган печати в его самостоятельном виде и в связи с другими изданиями как часть литературно-общественного процесса.

    Одной из первых работ обобщающего типа была вышедшая в 1927 г. книга проф. В. Е. Евгеньева-Максимова «Очерки по истории социалистической журналистики в России». Книга эта представляла собой первую попытку систематического обзора истории ряда виднейших прогрессивных журналов XIX в. и была написана на основе не только печатных, но и многочисленных архивных материалов, для привлечения которых автором была проделана большая исследовательская работа. В «Очерках» рассматриваются «проблески социалистической мысли в журналистике 1840-х годов», положение печати в «мрачное семилетие» 1848–1855 гг., подробно освещены журналы «Современник» и «Отечественные записки» 70–80-х годов. Последняя глава посвящена марксистской журналистике 90-х годов, в ней значительное место отведено разбору журналов «Новое слово» и «Начало». Исследования, посвященные отдельным малоизученным журналам «Век», «Женский вестник», «Библиограф» и газетам «Очерки», «Народная летопись», были собраны в книге «Русская журналистика. I. Шестидесятые годы» («Academia», 1930).

    В 1929 г. Госиздат предпринял выпуск многотомных «Очерков по истории русской критики» под редакцией А. В. Луначарского и Вал. Полянского. Целью этих «Очерков» было «сделать первый опыт марксистской увязки литературно-критической мысли с эпохой, к которой относятся отдельные ее этапы» (т. 1, с. 3). Книга явилась опытом создания марксистской истории русской литературной критики, в ней принял участие ряд видных литературоведов. Из печати в 1931 г. вышел второй том, – и на этом издание прекратилось.

    Составители «Очерков» не ограничивали себя только анализом литературно-эстетических позиций критиков, они неизбежно должны были касаться вопросов журналистики. В книге показана литературно-полемическая борьба между журналами, воспроизводятся отдельные эпизоды их истории, но, разумеется, вопросы эти стоят на втором плане, затрагиваются попутно. Появление «Очерков по истории русской критики», к тому же не законченных изданием, не разрешило вопроса о составлении цельного единого курса истории русской журналистики, нужда в котором с каждым годом чувствовалась все острее.

    Эту задачу принял на себя коллектив кафедры истории русской литературы Ленинградского университета. К 1941 г. был подготовлен и сдан в Учебно-педагогическое издательство первый том очерков по истории русской журналистики и критики, составленный под редакцией Г. А. Гуковского, В. Е. Евгеньева-Максимова, Н. К. Пик-санова и И. Г. Ямпольского. Том охватывал период истории русской журналистики со времени ее возникновения до 40-х годов XIX в. Одновременно велась подготовка второго тома, включавшего материалы по журналистике и критике 50–90-х годов XIX в.

    События Великой Отечественной войны надолго задержали выпуск в свет этой работы. Лишь в 1950 г. текст первого тома, заново проверенный и отредактированный редколлегией в составе В. Е. Евгеньева-Максимова, Н. И. Мордовченко и И. Г. Ямпольского, вышел из печати в издательстве ЛГУ. Несмотря на неравноценность отдельных глав и на неточности, допущенные авторами, книга эта представляет собой ценное пособие по истории русской журналистики.

    Перерыв в пятнадцать лет отделил второй том «Очерков по истории русской журналистики и критики» от первого. Книга эта, подготовленная коллективом преподавателей факультета журналистики Ленинградского университета с привлечением не входящих в его состав специалистов, вышла в издательстве ЛГУ в 1965 г. и охватывает историю русской печати второй половины XIX столетия. Том делится на две части: «Шестидесятые годы» и «Семидесятые – девяностые годы». Очеркам о важнейших изданиях эпохи предшествуют обзорные главы, содержащие характеристику периодов, типологическую оценку изданий и др. Общая редакция второго тома этого большого труда принадлежит В. Г. Березиной, Н. П. Емельянову, Н. И. Соколову, Н. И. Тотубалину.

    Кафедра журналистики Высшей партийной школы при ЦК КПСС в 1948 г. издала стенограммы лекций по истории русской журналистики, прочитанных В. Д. Кузьминой, Б. Д. Дацюком, Б. П. Козьминым и Д. И. Заславским. Эти лекции на протяжении ряда лет были необходимым подспорьем для студентов при подготовке к экзаменам по истории русской журналистики, хотя качество их неравноценно.

    С программой вузовского курса истории русской журналистики связаны также вышедшие в последние годы книги А. В. Западова «Русская журналистика XVIII века» (М., 1964), В. Г. Березиной «Русская журналистика первой четверти XIX века» и «Русская журналистика второй четверти XIX века (1826–1839 годы)» (Л., 1965), В. А. Алексеева «История русской журналистики (1860–1880-е гг.)» (Л., 1963), Б. И. Есина «Русская журналистика 70–80-х гг. XIX в.» (М., 1963).

    Таковы пособия по истории русской журналистики общего типа. Что касается работ об отдельных журналах, то более других изданий подвергнут научному изучению «Современник». Ю. А. Масанов составил хронологический указатель анонимных и псевдо-нимных текстов, опубликованных в журнале, с раскрытием авторства («Литературное наследство», т. 53–54, 1949), В. Э. Боград опубликовал указатель содержания «Современника» за 1847–1866 гг. (М. –Л., 1959). Плодом двадцатилетних трудов В. Е. Евгеньева-Максимова были три книги, посвященные этому органу печати: «Современник» в 40–50-е гг. От Белинского до Чернышевского» с приложением статьи Д. Максимова «Современник» Пушкина» (Л., 1934), «Современник» при Чернышевском и Добролюбове» (Л., 1936) и «Последние годы «Современника» (Л., 1939). Советская наука накопила и по-новому осмыслила ряд фактов деятельности русских революционеров-демократов, и потому трилогия В. Е. Евгеньева-Максимова в некоторых своих разделах представляется устаревшей, но как хранилище материалов по истории «Современника» сохраняет свое значение.

    Журнал «Русское слово» и публицистическая деятельность Д. И. Писарева внимательно изучались Л. Э. Варустиным, С. С. Конкиным, Ф. Ф. Кузнецовым, журналу «Отечественные записки» посвящены книга В. И. Кулешова «Отечественные записки» и литература 40-х годов XIX века» (М., 1958) и М. В. Теплинского «Отечественные записки». 1868–1884» («Южно-Сахалинск, 1966). Достойным венцом длительных исследований И. Г. Ямпольского явился его труд «Сатирическая журналистика 1860-х годов. Журнал революционной сатиры «Искра» (1859–1873)» (М., 1964). Примером изучения газетной периодики может служить работа П. С. Рейфмана «Демократическая газета «Современное слово» и т. д. Библиография книг и статей по истории русской журналистики за 1945–1960 гг. составлена Е. П. Прохоровым [4], и читатель может из нее почерпнуть более подробные сведения о названных здесь и о многих других исследованиях по истории русской печати.

    Для того чтобы широко и планомерно поставить изучение русской журналистики, необходимо было прежде всего осуществить учет подлежащего исследованию материала, получить описание всех повременных изданий, выходивших в России и на русском языке за границей. Трудами русских библиографов были выполнены отдельные части этого грандиозного обзора, однако для окончания его предстоит еще немало потрудиться.

    Регистрацию русских периодических изданий вели на протяжении XIX в. многие библиографы. В ней в различное время участвовали В. С. Сопиков, В. Г. Анастасевич, Н. А. Полевой, И. П. Быстров, А. Н. Неустроев, В. И. Срезневский [5], но регистрация эта была завершена в капитальном труде Н. М. Лисовского «Русская периодическая печать 1703–1900 гг.», выходившем четырьмя выпусками с 1895 г. и в полном виде изданном в 1915 г. В течение четверти века Лисовский работал над составлением списка русских периодических изданий и включил в него 2394 названия, возникших до 1895 г., и 489 изданий, продолжавших выходить с 1895 по 1900 г.

    Так был закончен очень важный первоначальный этап работы по составлению библиографии русской периодики XVIII–XIX вв. Стало известно, когда, где, какие выходили журналы и газеты, какими они снабжались приложениями, кто были их редакторами и издателями. Однако этот минимум сведений, естественно, не мог дать никакого представления о лице каждого издания. Следующим шагом должно явиться описание журналов и газет XIX в. – задача, которую Лисовский перед собой не ставил и, располагая только собственными силами, решать, разумеется, не мог.

    Периодика XVIII в. была описана А. Н. Неустроевым в его «Историческом разыскании о русских повременных изданиях и сборниках за 1703–1802 гг.» (Спб., 1875), дополненном позднее «Указателем» к этим изданиям и к «Историческому разысканию» о них(Спб., 1898) [6].

    В описания журналов и газет Неустроев, кроме сведений о выходных данных, включал свои заметки о каждом издании, в которых освещал условия его возникновения, состав авторов, а также полностью перепечатывал предисловия к изданиям и их оглавления. Благодаря этому труд Неустроева представляет собой подробный исторический обзор русской журналистики XVIII в. Выполнить эту работу оказалось возможным прежде всего потому, что материал имел в сущности небольшой объем – Неустроеву понадобилось описать всего 133 издания, выходившие в XVIII в.

    Для периодики XIX столетия составить столь подробное описание было чрезвычайно сложно вследствие возросшего количества изданий и значительного объема многих из них. Одному-двум работникам такой труд был не по силам. Попытку начать описание периодики XIX в. сделала в 1914 г. группа московских библиографов и литературоведов под руководством А. Е. Грузинского. Решив вначале описывать все журналы, группа вскоре увидела невыполнимость этой задачи и занялась только историко-литературными журналами, но и эту работу вскоре оставила. В 1917 г. инициативу организации коллективного труда, продолжающего книгу А. Н. Неустроева, взял на себя частный Петроградский историко-литературный кружок. Несколько молодых ученых, впоследствии видных советских литературоведов и историков – С. Д. Балухатый, В. В. Буш, Л. К. Ильинский, В. Е. Евгеньев-Максимов, В. С. Спиридонов, А. Г. Фомин, А. А. Шилов и другие – попытались начать описание журналов и альманахов XIX в., однако дело приостановилось на первых шагах. В последующие годы эту работу в какой-то мере вели Л. К. Ильинский в связи с курсом истории русской журналистики, читавшимся им в Ленинградском университете (он составил «Списки повременных изданий за 1917 год» и такие же «Списки» за 1918 год, изданные в 1922 г.), и А. Г. Фомин читавший лекции на Высших курсах библиотековедения в Ленинграде. В 1925 г. эти усилия отдельных исследователей были объединены в группе по изучению русской журналистики, созданной при одном из научных учреждений Ленинграда под руководством В. С. Спиридонова, но и на этот раз дело ограничилось составлением инструкций по описанию журналов и докладами по методике и технике библиографирования. Таким образом, несмотря на несколько попыток, описание русской периодической печати XIX в. осуществить еще не удалось. Эта задача продолжает оставаться невыполненной.

    Выборочная аннотированная библиография русских газет, журналов и альманахов XVIII–XIX вв. содержится в справочнике «Русская периодическая печать. 1702–1894» (М., 1959), подготовленном группой библиографов под редакцией А. Г. Дементьева, А. В. Западова и М. С. Черепахова. Книга включает около полутора тысяч аннотаций, охвативших достаточно широкий круг изданий, и способна помочь ориентироваться в двухсотлетнем наследии русской периодики.

    © 2000- NIV